Статьи Пять доказательств бытия Божия

Религия - это, прежде всего вера, религиозный опыт в полноте своей невыразим на бумаге ив словах, а потому, хотя является наиболее сильным основанием нашей веры не может быть теоретизирован.  Религиозный опыт всегда практичен. Критерий его истинности – сердце человека. Но разум человека требует своих доказательств. Можно приводить множество доводов, аргументов и примеров, подтверждающих  бытие Божие, но в данной статье мы ограничимся обзором наиболее известных аргументов в пользу бытия Божия. В классической философии широко известно пять доказательств бытия Бога. Что это за доказательства? Читайте ниже.

Первое доказательство – космологическое. Наш опыт подсказывает нам, что все в этом мире имеет свою причину. Каждое явление (событие), с одной стороны является следствием предшествовавших ему явлений (событий), и, в то же время, влечет за собой череду каких-либо последствий (которые в свою очередь становятся причинами последующих за ними событий и т.д.)

Пример: автомобилист сбивает на дороге пешехода. Причиной тому послужила совокупность факторов: гололед, неисправный светофор, невнимательность, спешка водителя и пешехода. Каждый из данных факторов так же имеет причины своего появления.. Гололед на дорогах – резкое похолодание и плохая работа коммунальных служб; неисправный светофор – незапертая дверца щитка в столбе светофора и вандализм ночных хулиганов; невнимательность и спешка водителя имеют причину в том, что водитель не выспался и долго не мог завести машину и т.д. Каждая из данных причин имеет так же свои «родительские» события: хулиган сломал светофор, потому что выпил алкоголь и не захотел идти домой; алкоголь пил, поругался с девушкой; с девушкой поругался, потому что забыл о ее дне рождения; о дне рождения забыл потому что….

Таким образом, каждое событие имеет хронологически более ранние причины. Все происходящее в физическом мире связано крепкой и широкой цепью совокупностей причин и следствий. Все дальше и дальше удаляясь в прошлое, мы находим все более древние и древние причины современных событий. Возникает закономерный вопрос: а где же начало всего? Что есть причина всех причин? Этой Первопричиной и принято считать Бога. Первопричина должна быть всегда неизменной и самодостаточной, иначе  - она лишь звено в цепи причин и следствий, но не начало данной цепи. Уместно будет вспомнить стих из книги Исход: «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий» (Исход 3: 14). «Сущий» - Тот, Кто имеет причину и полноту бытия в Самом Себе.

В философии космологическое доказательство отчасти развивается Платоном, после - расширяется Аристотелем, Авиценной, Фомой Аквинским, Лейбницем и другими философами. Интересны рассуждения о невозможности множества первопричин арабского богослова Авиценны. Он выделил два рода вещей: вещи, которые существуют благодаря другим вещам, и вещи самодостаточные. Вещь самодостаточная всегда проста (т.е. не имеет составных частей), потому, что иначе самодостаточной является лишь та ее часть, которая является причиной существования других частей. Множество первопричин быть не может, потому как, если их множество – то они образуют класс вещей, общим свойством которых является «первопричинность». Но любое множества, как нечто целое, должно иметь свое основание в простой первопричине. Этой первопричиной Авиценна и видит Бога. 

Другой формой космологического доказательства можно назвать принцип близкодействия: любое движение в космосе есть результат передачи импульса движения от одного тела к другому. Если во Вселенной количество тел бесконечно, то для передачи импульса от «первого» тела к «последнему» потребовалось бы бесконечное время. Другими словами, Вселенная может бесконечно расширяться, передавая все дальше и дальше импульсы движения, но число активных тел во Вселенной, так или иначе, все равно, конечно. Соответственно, если количество активных тел во Вселенной, конечно, то должна быть первопричина - «первотолчек», сам в себе неизменная, но давшая первый импульс Вселенной. Этой первопричиной, внешней ко всему физическому миру может быть только Бог.

Конечно, с точки зрения Православия, человек не просто звено в цепи причин и следствий. Несмотря на обусловленность жизни человека внешними обстоятельствами, воспитанием и культурой общества и т.п., в первую очередь человек есть образ Божий, а значит, он онтологически обладает свободой. В жизни каждого человека бывают моменты, когда он способен разорвать причинно-следственную цепь, в которой он находится, и решительно изменить образ своей жизни. Конечно, происходит это не без помощи Божией.

Онтологическое доказательство. Предпосылки к данному доказательству были заложены еще древнегреческим философом Парменидом, жившем в VI веке до Рождества Христова. По его мнению, бытие – есть, небытия – нет. Невозможно помыслить то, что не имеет своего основания в бытии. Другой великий древнегреческий философ Платон так же внес свой вклад в появление данного доказательства: Платон считал, что наши души, томящиеся в темницах земных тел, посредством мыслей вспоминают о высшем, небесном, идеальном бытии. Исходя из данных предпосылок, бл. Августин Аврелий сделал вывод о сопоставимости понятий «бытия Бога» и «Бога». В XI веке, основываясь на трудах  бл. Августина, католический богослов архиепископ Ансельм Кентерберийский, комментируя строку из псалма «Сказал безумец в сердце своем: "нет Бога» (Пс. 13, 1), изложил онтологическое доказательство во второй главе Прослогиона: «Итак, Господи, дающий вере разумение, дай мне, сколько сам знаешь, чтобы я понял, что Ты есть, как мы веруем, и то есть, во что мы веруем. А мы веруем, что Ты есть нечто, больше чего нельзя ничего себе представить. Значит, когда «сказал безумец в сердце своём: нет Бога» – он сказал, что какой-то такой природы нет? (Пс. 13, 1; 52, 1). Но, конечно, этот же самый безумец, слыша, как я говорю: «Нечто, больше чего нельзя ничего себе представить», – понимает то, что слышит; а то, что он понимает, есть в его уме, даже если он не имеет в виду, что такая вещь существует. Ведь одно дело – быть вещи в уме; другое – подразумевать, что вещь существует. Так, когда художник заранее обдумывает то, что он будет делать, он, правда, имеет в уме то, чего ещё не сделал, но отнюдь не подразумевает его существования. А когда он уже нарисовал, он и имеет в уме, и мыслит как существующее то, что уже сделал. Значит, убедится даже безумец, что хотя бы в уме есть нечто, больше чего нельзя ничего себе представить, так как когда он слышит это (выражение), он его понимает, а всё, что понимается, есть в уме. И, конечно, то, больше чего нельзя себе представить, не может быть только в уме. Ибо если оно уже есть, по крайней мере, только в уме, можно представить себе, что оно есть и в действительности, что больше. Значит, если то, больше чего нельзя ничего себе представить, существует только в уме, тогда то, больше чего нельзя себе представить, есть то, больше чего можно представить себе. Но этого, конечно, не может быть. Итак, без сомнения, нечто, больше чего нельзя себе представить, существует и в уме, и в действительности.

Другими словами, «существующее» всегда выше «несуществующего», а если Бог выше всего, о чем только можно помыслить, следовательно, Он существует. Если Бог понимается как обладающий всесовершенством (что исходит из самого определения понятия «Бог»), это всесовершенство неизменно требует бытия, и даже не просто бытия, но, реальной абсолютной полноты бытия

К данному доказательству можно добавить рассуждения Фомы Аквинского, что если люди способны сравнивать вещи по степени их совершенства, значит, необходимо должен существовать Эталон, обладающий высшим совершенством, в сравнении с Которым можно говорить о превосходной степени совершенства одной вещи над другой.

Следующее доказательство именуется телеологическим (от греч. teleos цель, завершение). Данное доказательство развивалось в идеях Сократа, Платона, Аристотеля, Цицерона, Фомы Аквинского, Дидро, Вернадского и множества других философов.

Суть телеологического доказательства сводится к следующим тезисам: все в мире имеет свою целесообразность. В природе нет ничего бессмысленного: каждый живой и неживой объект движется в своем существовании к какой-то своей цели и имеет свое предназначение в нашем мире. Более того,  части имеют так же свое предназначение в целых объектах, будь то химические элементы, внутренние органы и т.д. Они имеют так же свою цель и гармонично взаимосвязаны с другими частями целого. Если все в мире служит какой-то цели, то, соответственно, необходимо признать, что есть и Тот, Кто заложил смысл и цель каждого отдельного объекта в частности и всего мира в целом.

Несмотря на целесообразность и взаимосвязь всего существующего, мир движется согласно законам энтропии. Ни что, само по себе, не приобретает более сложную структуру: ураган, поднявший в воздух стройматериалы, ослабев, обрушивает их в виде бесформенной кучи досок и кирпичей. Ни один ураган в истории не стал причиной появления сложных, правильных, красивых конструкций. Для строительства дома или самолета, написания картины или книги необходим человеческий замысел, необходим разумный план и, наконец, целенаправленное действие человека. Мир живой и неживой природы его красота, целесообразность и упорядоченность, в основе которых лежат законы биологии, химии и физики намного более совершенны, нежели любые, даже самые великие, произведения человеческого разума. Структура ДНК настолько сложна, что до сих пор таит в себе множество загадок и вопросов. Соответственно должен быть и Творец, Который создал столь совершенный мир с его законами, красотой и порядком. Французский философ XVIII века Денни Дидро, рассуждая о данном вопросе, пишет следующие слова: «Достаточно посмотреть на воробьиный глаз или крыло, чтобы отвергнуть аргументы атеиста».  

Историческое доказательство бытия Бога. Так же его называют психологическим доказательством. Существенный вклад в развитие этого доказательства внес Рене Декарт. Философ обращает наше внимание на тот факт, что понятие Бога (под разными именами) присутствует в мировоззрении каждого народа, начиная с самых древних культур и на протяжении всей мировой истории. Более того, идея Бога в любой культуре – религиозное устремление и духовный поиск различных обществ - имеет примерно одно и то же содержание во все времена. Следовательно, идея Бога не является продуктом культурного развития общества, но дана человечеству Свыше. Можно также добавить, что и «черная мистика» имеет у различных народов схожие черты: призраки, демоны, лешие. Под разными названиями, мистические явления имеют общие черты и особенности. Следовательно, не только объективна вера в Бога, но и наличие потусторонних сил, вполне логично вписывающихся в Библейскую картину мира.

Нравственное доказательство бытия Бога. Это доказательство можно разделить на несколько пунктов. Во-первых, каждый человек имеет внутри себя нравственный закон (голос совести), который обличает злые поступки человека (конечно, на определенное время голос совести можно заглушить, но рано или поздно он все равно проснется). Во-вторых, общества следующие религиозным принципам, как правило, более нравственны, чем общества безрелигиозные. Да, и среди атеистов есть праведники, а среди верующих – преступники. Но в любом обществе есть люди, не следующие общепризнанным принципам. Религия предлагает человеку идеал святости – идеал гораздо более высокий, осмысленный и четкий, чем образцы для подражания и модели поведения, которые может предложить любая атеистическая система. В-третьих, сама по себе, нравственность и мораль, в конечном счете, находят свое основание только в религии.  Почему нельзя убивать и воровать, если точно знаешь, что «никто не поймает»? Ответ -  «честность и благо общества» - неудовлетворителен: «Почему меня должно беспокоить благо общества?». Только религиозное понимание жизни дает обоснование недопустимости греха: совершая зло, мы в первую очередь вредим себе: Бог источник всякого истинного счастья и радости.  Совершая грех, мы лишаем себя общения с Ним, а, следовательно, наша земная жизнь теряет красочность и радость. Радость и счастье заменяются суррогатом удовольствий и страстей. Лишаемся мы благ и в вечной жизни – в вечности мы все встретимся с теми, кого обидели, обманули или предали. И огонь стыда будет палить нас уже во всю свою силу. Но с другой стороны – совершая добро, мы приобретаем счастье, радость и друзей и в земной жизни и в вечной.

Немецкий философ эпохи Просвещения Иммануил Кант приводит следующее обоснование бытия Божия через нравственный закон: «Мы сознаем в себе нравственный закон, требующий от нас исполнения долга без всякого искания корысти, пользы или удовольствия; вместе с тем мы сознаем в себе потребность достигать высшего блага. Хотя в своих нравственных поступках мы не должны руководствоваться своекорыстными представлениями о награде, но в нашем духе есть непременное требование, чтобы добродетели принадлежала достойная награда, а пороку – достойное наказание. Это есть закон правды. Требование, чтобы добродетель награждена была соответственной мерой счастья, так глубоко заложено в нашем духе, что мы никак не можем изгладить его в себе. Соединение чистейшей нравственности с совершенным счастьем или блаженством и составляет высочайшее благо, к которому дух человека стремится в силу самой нравственной природы своей. Но соединение счастья с добродетелью в равной совершенной мере не зависит от нас самих. От нашей свободы зависит устроение нашей нравственности, а счастье не зависит от нашей власти. И опыт показывает, что добродетель в настоящей жизни большей частью не вознаграждается заслуженным счастьем. Между тем нравственное наше сознание необходимо требует, чтобы добродетель неразлучно была со счастьем и из этого союза добродетели со счастьем происходило бы верховное благо. Если не во власти человека установить союз между добродетелью и счастьем, то должно быть другое нравственно-доброе Существо, которое хочет и может сделать это, т. е. наградить добродетель достойным ее счастьем. Такое Существо и есть единый Бог».

Нужно отметить, что с точки зрения Православия, у Канта есть определенное несоответствие разделение добродетели и счастья. Добродетель и есть истинное счастье. Бог не столько дает внешнюю награду за делание добра, сколько становится возможным более тесное общение с Богом, которое и заключает в себе полноту блаженства и счастья.

На протяжении многих веков вокруг каждого из пяти доказательств бытия Божия бушевали философские споры и дискуссии. С помощью сложных словесных конструкций, иногда посредством смешения терминов, иногда по незнанию действительного религиозного понимания данных доказательств (и основ христианского богословия) данные доказательства критиковались, опровергались неверующими людьми. С другой стороны – развивались и расширялись апологетами религиозного мировоззрения. Сама же Церковь смотрит на доказательства Бога иначе. Евангелие говорит нам: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф 5:8). Если сердце человека чисто, то ему не требуются никакие логические построения и доказательства, он уже -  опытно – знает, что Бог есть. Если же сердце человеческое ослеплено и окамененно – никакие рациональные доказательства не помогут ему принять Бога в свою душу.