Статьи Проблема смертной казни

Смертная  казнь с древнейших времен применялась во множестве стран мира как высшая мера наказания. Поводом к столь жесткой мере наказания  могли быть как тяжкие преступления обвиняемого, так и жестокий извращенный ум палачей. Всем известны имена таких «ценителей» смертной казни как Нерон, Калигула, Иван Грозный. Новейшая история дает нам многочисленные и страшные примеры зверств над заключенными и пленниками со стороны НКВД, СС и других карательных инстанций различных режимов.

Цивилизованные общества пытались гуманизировать смертную казнь: разрабатывались методы мгновенного умервщления, анестезии перед смертью, лишения сознания за момент до казни. Публичная казнь заменялась закрытой процедурой. Но суть от этого не меняется: казнь остается казнью. В настоящее время смертная казнь разрешена в ряде штатов США, Китае, Нигерии, ОАЭ, Пакистане, Иране и ряде других стран Ближнего Востока.

Европейские страны еще с середины XIX века начали отказываться от данной меры наказания. Единственной европейской страной где, в настоящий момент, применяется смертная казнь, является Белоруссия (почти все приговоры выносятся по статье «умышленное лишение жизни при отягчающих обстоятельствах»).

Российское законодательство находится в настоящий момент в промежуточном состоянии между применением и запретом на смертную казнь. Мораторий на смертную казнь фактически стал действовать с 1996 года: президент России прекратил рассматривать прошения заключенных о помиловании, а без отказа президента (в случае данного ходатайства со стороны осужденного),  приговор не мог быть приведен в действие. С 1999 года мораторий был введен уже юридически: Конституционный суд вынес постановление, по которому смертный приговор не может быть назначен при отсутствии института суда присяжных в каждом регионе страны. В 2009 году, когда суды присяжных начали действовать во всех регионах Российской Федерации, Конституционный суд вынес постановление о введении бессрочного моратория на смертную казнь.

Несмотря на то, что фактически в отношении смертных приговоров для общества ничего не изменилось (мораторий как действовал, так и продолжает действовать), в обществе возник серьезный резонанс и бурная дискуссия «за и против смертной казни».

Попробуем разобраться, в этом нелегком вопросе. Чем отличается смертная казнь от простого убийства? В чем смысл наказания?

В зависимости от мотива, наказание можно рассматривать как созидательное, так и разрушительное действие. Как созидательное, оно, с  одной стороны, является способом пресечения повторения зла преступником, а с другой – это назидание: избегать подобных действий окружающими людьми.  Разрушительным наказание становится тогда, когда совершается из побуждений мести. Желания ответно причинить боль ради боли. Месть никогда не приносит удовлетворение, она никогда не будет казаться достаточной. Если поругался с кем-то – прокручиваешь в голове возможные варианты наиболее колких фраз. Ударил из побуждения мести – думаешь, что можно было бы ударить по-сильнее. Убил – мечтаешь о более изощренном убийстве или дополнительном причинении страданий родственникам. Человек, желающий мести, не способен стать счастливым. Месть не возвращает потерю, зато не дает горюющему человеку освободиться от обиды, ненависти, мыслей об отмщении.

Конечно, справедливое желание пресечь и наказать зло, и чувство мести зачастую перемешаны в душе у пострадавшего человека. И здесь, ради своего же блага, необходимо научиться отделять свое личное желание отомстить, от гражданской ответственности за соблюдение норм и правил жизни общества.

Насколько применение смертной казни способно помочь предотвратить подобные преступления со стороны осужденного и общества? Конечно, казненный уже никому не причинит зла,  но единственный ли это способ лишить его возможности совершать преступления? Пожизненное заключение так же вполне успешно выполняет данную функцию. Вы спросите, а кому станет лучше от замены смертного приговора пожизненным заключением? Во-первых, тем, кто «жмет на кнопку». Не важно, с помощью чего совершается казнь: гильотина, расстрел или электрический стул. Всегда есть те, кто выносит приговор, привязывает к стулу (ставит к стенке) и, наконец, непосредственно наживает на кнопку.

Фактически, все они совершают убийство. Не с точки зрения закона, а с морально-душевной. Никто не обвинит их, кроме собственной совести. Вряд ли кто-то, будучи психически здоровым, с радостью займется этой работой. Что творится в душе у этого человека? Как ни назови, каким бы мерзавцом ни был казнимый, все равно он остается человеком, и факт убийства человека исполнитель приговора все равно переживает. Переживают и те, кто помогает осуществлять приговор: прокурор, врач, начальник тюрьмы... Поэтому, пресекая одно преступление, фактически совершается другое – калечатся души и психика людей обязанных исполнить приговор.

Влияния же на уровень преступности введение или отменяя смертной казни не имеет. Смертный приговор выносится за особо тяжкие преступления. Люди их совершающие, знают, что они могут и быть убиты в ходе совершения преступлений, либо попасть за решетку на 25 лет или пожизненно. Такая перспектива уже отпугнет любого здравомыслящего человека от совершения тяжких злодеяний.

Во-вторых, как бы это ни звучало, лучше будет и самому преступнику. У него остается хоть какая-то возможность осознать свой грех и принести покаяние. Уйдет ли человек из жизни в состоянии злобы или смирения полного раскаянием – с религиозной точки зрения этот вопрос имеет категорически высокую важность. Долгие годы в замкнутом пространстве без жизненных перспектив, в каком-то смысле, страшнее смерти. Человек либо сможет найти религиозный путь, либо зачахнет и умрет сам от бессмысленности своей жизни.

Смертная казнь может стать необходимой только тогда, когда пожизненное заключение будет невозможно в общественно государственных условиях. Как например в X веке св. князь Владимир перенимая судебную систему Византии, исходя из христианских побуждений, исключил из нее смертный приговор, но по причине резкого увеличения числа разбоев, вынужден был вернуть казнь как крайнюю меру наказания.

Каков же церковный взгляд на пробелму смертной кази? В основах социальной концепции Русской православной церкви мы читаем: «Особая мера наказания — смертная казнь — признавалась в Ветхом Завете. Указаний на необходимость ее отмены нет ни в Священном Писании Нового Завета, ни в Предании и историческом наследии Православной Церкви. Вместе с тем, Церковь часто принимала на себя долг печалования перед светской властью об осужденных на казнь, прося для них милости и смягчения наказания. Более того, христианское нравственное влияние воспитало в сознании людей отрицательное отношение к смертной казни. Так, в России с середины XVIII века до революции 1905 года она применялась крайне редко. Для православного сознания жизнь человека не кончается с телесной смертью — именно поэтому Церковь не оставляет душепопечения о приговоренных к высшей мере наказания.

Отмена смертной казни дает больше возможностей для пастырской работы с оступившимся и для его собственного покаяния. К тому же очевидно, что наказание смертью не может иметь должного воспитательного значения, делает непоправимой судебную ошибку, вызывает неоднозначные чувства в народе. Сегодня многие государства отменили смертную казнь по закону или не осуществляют ее на практике. Помня, что милосердие к падшему человеку всегда предпочтительнее мести, Церковь приветствует такие шаги государственных властей. Вместе с тем она признает, что вопрос об отмене или неприменении смертной казни должен решаться обществом свободно, с учетом состояния в нем преступности, правоохранительной и судебной систем, а наипаче соображений охраны жизни благонамеренных членов общества».

Таким образом, для религиозного человека, при наличии технической возможности изоляции особо опасных преступников от общества,  смертная казнь – неприемлемая мера наказания.